От изучения показателей семей к измерению воздействия на сообщество

Без названия (1)Молли Макграт Терни (Molly McGrath Tierney) заступила на должность главы Департамента социальных услуг города Балтимор (BCDSS — The Baltimore City Department of Social Services) в 2008 году.  Основной задачей агентства являлось оказание услуг малоимущим гражданам, и, в том числе, защита интересов юных граждан и размещение детей в патронатные семьи (foster care). Работы было непочатый край, однако ситуация оставляла желать лучшего: значительная часть детей проживала в групповых домах; воспитанники фостерных семей ждали усыновления годами; и для многих детство так и заканчивалось под крылом государства. Сегодня г-жа Макграт Терни может с гордостью сказать, что за семь лет ее департамент добился значительных положительных сдвигов, и количество детей, находящихся на воспитании в патронатных семьях, снизилось на 70%. Однако этому предшествовала большая работа по построению новой системы оценки, которая помогала формировать объективное представление об истоках социальных проблем и находить пути решения конкретных задач.

Первые изменения начались с того, что сотрудники BCDSS признали тот факт, что пытаются изменить мир не теми способами. Дело в том, что органы опеки, как правило, «вступают в игру» в тот момент, когда распад семьи становится необратимым. А если ребенок вырастает вне семьи, то его шансы построить здоровые отношения с обществом стремятся к нулю. Это общеизвестный и давно установленный факт. В связи с этим в дискуссионной повестке дня появился новый вопрос: «Как предотвратить изъятие детей из семьи?!» К счастью, научившись получать достоверные данные о своих программах и анализировать сведения о местном контексте, BCDSS сразу приступил к поиску новых перспектив, и, в частности, сместил акцент на те виды сведений, которые сообщают социальным службам о семьях на раннем этапе кризиса – которые еще можно спасти.

Дело в том, что некоторые семьи в трудных ситуациях быстро «сдают позиции» и утрачивают стабильность. Это обстоятельство, как правило, проявляется в жестком обращении с детьми, агрессивном поведении, наркотической зависимости кого-либо из родителей, и т.д. И чем дольше это продолжается, тем меньше шансов на спасение семьи. Распознать кризис не так уж сложно: дети начинают прогуливать школу, появляются приводы в полицию за мелкое хулиганство, а в квартирах из-за хронических долгов пропадает свет и газ. Чтобы вовремя зафиксировать «сигналы тревоги», департамент BCDSS заключил со школами соглашения о взаимодействии, основанные на строгих требованиях к соблюдению режима  конфиденциальности в отношении персональной информации родителей и детей. Практическая ценность «оперативных данных» в этом случае заключается в том, что специалисты социальных служб теперь могут своевременно устанавливать контакты с родителями, разрабатывать индивидуальные планы, и предотвращать распад семьи.

Эта важная работа позволяет предоставлять услуги с учетом особенностей каждой семьи и добиваться лучших результатов. Тем не менее, освоив индивидуальный подход, BCDSS не остановился на достигнутом и направил свои усилия на изучение тенденций, характеризующих обстановку на уровне сообщества. Например, в большинстве американских городов всегда имеется несколько районов, генерирующих основной поток информации о нестабильных семьях. В Балтиморе такой район тоже есть: там происходит 40% всех случаев жесткого обращения с детьми. И если вы пройдете по этой территории, то обнаружите брошенные дома, на каждом углу увидите безработных, и вас ни на минуту не покинет ощущение опасности. К сожалению, это означает, что факторы, дестабилизирующие семью, происходят не в отдельно взятом доме, а повсеместно – в сообществе.

Стремясь улучшить положение дел на местах, BCDSS решил разработать более широкую систему показателей. Для этих целей специалисты стали проводить мониторинг и анализировать информацию (за последние три года) о «родных домах» детей, оказавшихся в учреждениях органов опеки; агрегировать данные; разрабатывать общие представления о сообществах и алгоритмы действий. Помимо этого, сотрудники департамента обратили внимание на то, что в поле зрение социальных служб чаще всего попадают дети, страдающие синдромом детского сотрясения. Очевидно, что проследить за тем, как неопытные и уставшие мамы успокаивают плачущих младенцев невозможно, но зато можно привлечь к сотрудничеству местных лидеров и уважаемых граждан — пастора, который может рассказать о последствиях синдрома в своей воскресной проповеди; педиатров, которые могут проконсультировать и предупредить о потенциальной опасности молодых мам; журналистов, которые освещают местную жизнь; школьных педагогов и других влиятельных людей. И тогда пользу получит не отдельная семья, а значительная группа — целая категория местных жителей.

Иными словами, комбинируя индивидуальный подход с масштабной работой на уровне сообщества, департамент надеется спровоцировать сетевые эффекты, ускоряющие формирование новых ценностей и поведенческих моделей у всех причастных субъектов.

Однако провести такую реформу не так-то просто, поскольку вся система защиты детства пока измеряет свои успехи по таким показателям, как количество сообщений о жестком обращении или отказе от детей; количество детей, переданных органам опеки или фостерным семьям; и количество детей, которые не могут вернуться в кровные семьи. Чтобы добиться существенных сдвигов, надо тщательно проработать и внедрить новые подходы к оценке эффективности, которые будут ориентироваться на предотвращение распада семьи. И если эта задача будет успешно решаться, что постепенно снизятся показатели агрессии в отношении детей; уменьшится число детей в системе опеки и попечительства; и потребность в усыновлении постепенно обретет разумные пределы.

Источник: The Stanford Social Innovation Review

Добавить комментарий