Содействие развитию социальных услуг: основное требование к оценочным инструментам

Как отличить эффективные социальные программы от неэффективных? Какие краткосрочные и долгосрочные результаты (блага, преимущества) получают семьи, потребляющие услуги? Конни Балмер (Connie Ballmer), соучредитель филантропической организации Ballmer Group (США), не знает, как получить точные ответы на эти вопросы, но размышляя над ними, ищет возможности для рационального применения благотворительных долларов. Она отмечает, что грант-мейкеры не занимаются разработкой социальных программ, но, тем не менее, могут инвестировать ресурсы в создание инструментов, позволяющих измерять результаты и распознавать самые лучшие модели и практики. Дело в том, что отсутствие инструментария, предназначенного для отчетности перед стейкхолдерами, создает значительные препятствия для измерения социальных результатов и воздействия на общество. В некоммерческих организациях, постоянно испытывающих недостаток времени и ресурсов, заниматься отчетами особо некому. И в итоге получается, что НКО формируют пространные документы, а потом складывают их на полки, не пытаясь извлечь из проделанной работы никакой пользы. Очевидно, что в такой ситуации создание систем сбора и анализа данных о социальных преобразованиях становится важнейшей задачей, которую можно было бы решать силами частных доноров.

Исходя из этого Ballmer Group, ориентированная на поддержку программ с подтвержденной эффективностью (evidence-based programs), совместно с другими донорами предоставила финансирование государственно-частному объединению «Партнерство во имя наших детей» (POC — Partners for Our Children), которое в сотрудничестве с Вашингтонским университетом (The University of Washington) разработало инструмент, обеспечивший использование аналитической информации для управления результатами индивидуальной работы по организации общения между родителями и детьми на территории органов опеки (visitations). [Для справки: На поддержку этой деятельности, направленной на сохранение семьи, штат Вашингтон ежегодно затрачивает 18 млн долларов.] Данный инструмент нашел применение в целом ряде учреждений сферы защиты детства, и благодаря появлению новых сопоставимых данных, партнерство POC обнаружило серию существенных трудностей, зафиксированных многими провайдерами услуг. В частности выяснилось, что родители приходят на первую встречу не в течение 3-5 дней после изъятия детей из семьи (как того требуют правила), а в течение трех недель или даже позже. Опасаясь осуждения со стороны социальных работников и непонимания со стороны детей, родители нередко пропускают назначенное время, объясняя свое отсутствие трудностями с транспортом. Помимо этого, на качество общения отрицательно влияет стерильная обстановка казенных зданий, где для детей нет даже игрушек. Изучив эту информацию, социальные службы навели уют в помещениях для встреч, приступили к использованию инновационной технологии Uber, позволяющей решить проблему с транспортом, и посоветовали родителям чаще обмениваться с детьми текстовыми сообщениями. Следствием этих изменений стало увеличение количества встреч, проводимых в установленные сроки, и, что особенно важно, взаимодействие между членами семьи стало более доверительным и открытым. Получение таких важных практических результатов благодаря применению нового инструмента является очевидным успехом, который заслуживает внимания представителей государственного сектора, частных доноров и провайдеров социальных услуг, заинтересованных в повышении эффективности программ для уязвимых категорий населения.

Источник: The Stanford Social Innovation Review

Добавить комментарий