Сложные отношения между британским правительством и Третьим сектором

1На протяжении последней пятилетки отношения центральной власти Соединенного Королевства и НКО-сектора напоминали катание на «американских горках». Коалиционное правительство проанализировало полученный опыт и сделало целый ряд огорчительных выводов.

  • Программа «Большое общество» (TheBigSociety), с которой пять лет назад правительство вышло на политическую авансцену, не оправдала ожиданий. Все началось с громкого заявления Дэвида Кэмерона (DavidCameron) о том, что на смену «большой государственной машине» должно придти «большое гражданское общество», способное принять всю полноту ответственности за качество жизни людей. Однако дальнейшие действия власти не имели ничего общего с этой пышной риторикой, которая в основном использовалась для оправдания бюджетных сокращений в социальной сфере. Третий сектор подверг голословные декларации политиков суровой критике, однако факт остается фактом: программа не удалась.
  • Национальная гражданская служба (The National Citizen Service) – еще одна инициатива парламентариев, ежегодно вовлекающая в общественную жизнь свыше 150 000 молодых людей в возрасте 16-17 лет — оказалась «дорогим удовольствием». Тем не менее, своими масштабами и цифрами она сильно впечатлила консерваторов и получила очередную «путевку в жизнь».
  • Фонд социальных инвестиций «Капитал Большого общества» (BSC —  The Big Society Capital), получивший 600 млн фунтов стерлингов на развитие рынка социальных облигаций (socialimpactbonds), действовал достаточно энергично. Однако некоммерческое сообщество усомнилось в том, что данный финансовый механизм отвечает потребностям сектора.
  • Резкое сокращение финансирования социальной сферы, произошедшее впервые за всю историю Третьего сектора, лишило провайдеров социальных услуг основного дохода и усугубило их финансовые проблемы.
  • Две грантовые программы в сфере занятости — WorkProgramme и TransformingRehabilitation– стали основными операторами конкурсов для соискателей государственных заказов, выполняемых на условиях «оплаты по результатам» (payment-by-results). Большинству НКО не удалось выполнить сложные требования финансирующих сторон, и львиную долю ресурсов получили крупные институты частного сектора.
  • Сокращение налогов на пожертвования по завещаниям (на 10%) должно было увеличить приток ресурсов в Третий сектор, однако требования по учету и оформлению подобных поступлений оказались для НКО слишком сложными и бюрократичными.
  • Закон о лоббировании (LobbyingAct) стал символом политического давления на гражданское общество. Крупнейшие зонтичные объединения НКО-сектора упорно «держали оборону», однако «голос народа» с момента принятия закона все равно стал намного тише.
  • Комиссия по делам благотворительности (TheCharityCommission) тоже оказалась в сложном положении: ее бюджет сократился на 50%. В настоящий момент правительство планирует возложить на Комиссию новые обязанности, и для этих целей выделяет 9 млн фунтов.

Таким образом, за пять лет общение между государством и обществом так и не сложилось. Остается лишь надеяться, что дальше будет лучше.

Источник: Civil Society Media Ltd

Добавить комментарий