Обзор «преобразующих инвестиций» в мифологическом жанре

«Инвестиционная практика, содействующая преобразованию 54_16общества» (impact investing) возникла на пересечении филантропии и бизнеса, и со временем подверглась критике с обеих сторон. Чтобы поддержать развитие перспективного направления, междисциплинарная команда экспертов решила развеять мифы, которые формируют неверное представление о роли инвесторов и социальных предпринимателей, вовлеченных в решение глобальных проблем. 

  • Миф 1: Инвестиции, стимулирующие социальные изменения (далее «преобразующие инвестиции»), ничем не отличаются от обычных инвестиций. Обитатели Wall Street знают о способности финансов перетекать туда, где существует потенциальная возможность извлечь прибыль. Именно поэтому коммерческий капитал в свое время наводнил микрофинансовые институты (МФИ), заявившие о намерении бороться с бедностью посредством малых займов. Однако со временем все встало на свои места: истинные цели многих МФИ заключались в получении максимальной прибыли (30%-40%). В итоге финансовое положение миллионов малоимущих граждан в развивающихся странах заметно ухудшилось, а филантропическое сообщество и многие инвесторы стали осторожно относиться к декларациям опытных дельцов.
  • Миф 2: WallStreet и благотворительные намерения – две вещи несовместные. Это одно из самых больших заблуждений, потому что сфера филантропии всегда получала поддержку от корпораций старой формации, движимых высокими идеалами предпринимательства. А в настоящий момент, когда общество обсуждает целесообразность преобразующих инвестиций, особую ценность приобретают такие ресурсы и возможности, как доступ к капиталу и инфраструктура первичного размещения / предложения акций (которую, например, банк BRAC Bank Ltd, действующий в Бангладеш, уже поставил на службу общественному прогрессу).
  • Миф 3: Все некоммерческие инициативы необходимо адаптировать к условиям рынка. Компания Tom’sShoesиспользует выручку от продажи каждой пары обуви для бесплатного обеспечения обувью одного ребенка в развивающейся стране, а корпорация Alex’s Lemonade Stand продает лимонад, чтобы финансировать исследования детских онкологических заболеваний. Подобные примеры наводят на мысль о том, что корпоративная модель способна решить все мировые проблемы, а некоммерческие организации, которым приходится заниматься фандрайзингом, должны покинуть общественную арену. Однако следует учитывать, что на каждый успешный бизнес приходятся сотни неудачных коммерческих проектов.
  • Миф 4: Филантропическая модель «более нравственна». Статистика гласит, что в 1990 году в мире было 43% людей, оказавшихся за чертой бедности, а к 2010 году этот показатель снизился до 21%. На первый взгляд – отличные новости, но на деле все не так однозначно. Всемирная организация здравоохранения (The World Health Organization), например, сообщает о том, что потребители медицинских услуг в развивающихся странах не ценят то, что предоставляется бесплатно. А многие эксперты давно говорят о том, что внешняя помощь порождает коррупцию и зависимость африканских стран от зарубежной поддержки.

Иными словами, социальные предприятия не являются конкурентами традиционным НКО, потому что существует множество ситуаций, когда без грантов невозможно приобрести новые компетенции или помочь нуждающимся. Но всегда стоит помнить о том, что раздавая бесплатные футболки, мы тормозим развитие местной швейной отрасли. Это тот самый случай, когда преобразующие инвестиции являются лучшим вариантом. Сфера социальных преобразований является транзитной зоной между благотворительностью и миром коммерции, и в ней найдется место для финансовых механизмов, которые способны привести к созданию лучшего общества. 

Источник: Stanford Social Innovation Review

 

Добавить комментарий