ФИЛАНТРОПИЗАЦИЯ ПОСРЕДСТВОМ ПРИВАТИЗАЦИИ – ПЕРСПЕКТИВНЫЙ ИСТОЧНИК СОЦИАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ

Государственные учреждения по всему  миру получают огромные средства в виде штрафов за нарушение законодательства,

в качестве платы за добычу полезных ископаемых или доходов от продажи госпредприятий, проведения лотереи, эксплуатации земельных участков, зданий и т.д.  Но куда потом деваются эти деньги, понятно далеко не всегда.

Например, в феврале 2020 года банковский холдинг Wells Fargo публично заявил о намерении выплатить штрафы на общую сумму в 3 млрд долларов за некорректное взаимодействие с клиентами на протяжении 14 лет. Представители компании пояснили, что 500 млн будут выплачены инвесторам компании, а как сложится судьба основной суммы, не рассказали. И так происходит повсеместно.

Есть ли возможность упорядочить финансовые потоки, и направить их «в мирное русло»? Лестер М. Саламон (Lester M. Salamon), профессор Университета Джонса Хопкинса (The Johns Hopkins University), утверждает, что выход из ситуации есть. Он предлагает обратить внимание на ФпП — «филантропизацию посредством приватизации» (Philanthropication thru Privatization) – которая означает «деятельность по формированию благотворительных эндаументов за счет продажи государственных предприятий или получения доходов от управления активами, находящимися под контролем государства».

Исследование, проведенное в 2014 году, и последующие изыскания показали, что в процессе приватизационных сделок возникли такие известные и уважаемые организации, как немецкий Фонд Фольксвагена (The Volkswagen Foundation), бельгийский Фонд Короля Бодуэна (The King Baudauin Foundation) и целый ряд итальянских фондов «банковского происхождения». Сегодня численность ФпП-фондов составляет около 650. И у каждого из них своя история.

Итальянские организации, например, были созданы в критической ситуации, когда Европейский союз настаивал на преобразовании 88 доверительных сберегательных банков в акционерные компании, чтобы впоследствии контролировать их деятельность. Но Италия приняла другое решение: акционерный капитал был полностью передан благотворительным подразделениям банков, которые начали работать по принципу фондов.

Изучив практику 25 крупных учреждений, действующих в разных странах,  эксперты пришли к выводу, что ФпП-фондам удалось создать модели добросовестного управления, которые опираются на принципы прозрачности и тщательно проработанные стратегии. Эти фонды вкладывают свои ресурсы в решение актуальных проблем,  не отклоняясь от выполнения миссий, которые в свое время послужили главными аргументами в пользу их создания. Концепция ФпП доказала свою эффективность в разных условиях и, в том числе, в тех регионах, где благотворительные институты существуют в ограниченном количестве.  ФпП формирует гарантированную выгоду для широкого круга стейкхолдеров — таких как государство, местные сообщества, инвесторы и гражданское общество; генерирует ресурсы для развития территорий; и открывает возможности для реализации инновационных подходов к решению проблем в сфере здравоохранения, образования, экологии и развития социально-экономической инфраструктуры.

Преимущества концепции очевидны, однако ФпП-фонды пока не стали повсеместным явлением. Чтобы ускорить распространение и освоение передовой практики, Центр исследований гражданского общества (The Center for Civil Society Studies), действующий на базеУниверситета Джонса Хопкинса, приступил к реализации проекта, в ходе которого в Центральной Азии, Восточной Европе, Африке, Латинской Америке и в США будут формироваться специальные местные комитеты, заинтересованные в изучении и освоении ФпП. Проект ставит перед собой поистине революционную цель: за 10 лет команда Центра рассчитывает создать десятки новых фондов, которые существенно изменят ландшафт благотворительности, и найдут общественным ресурсам наилучшее применение. 

Источник: The Stanford Social Innovation Review