Все записи автора Редакция

Фандрайзинг

Март-апрель 2019.

Февраль 2019.

Будущее преобразующих инвестиций и грантов: взгляд из Азии

Азиатская «организованная филантропия» по многим параметрам уступает Европе и США, но зато «инвестиции в социальные преобразования» (SII — social impact investing) развиваются здесь очень хорошо. Индия активно поддерживает социальные предприятия; правительство австралийского Нового Южного Уэльса сформировало для SII (или т.н. «преобразующих инвестиций») особое подразделение; японский Фонд мира Сасакавы (The Sasakawa Peace Foundation) учредил специализированный инвестиционный фонд; а Тайвань, Вьетнам и Китай вдохновляются преимуществами венчурного капитала. Читать далее Будущее преобразующих инвестиций и грантов: взгляд из Азии

Преобразующие инвестиции: расставьте точки над «i»

«Инвестиции в социальные преобразования» (impact investing) с каждым годом становятся все более популярными. Однако отсутствие четкого представления о допустимых ставках дохода, параметрах социального эффекта, и корректном продвижении идеи может дискредитировать эту ценную практику. Чтобы укрепить позиции «преобразующих инвестиций» (ПИ) и показать миру их достижения и преимущества, опытный американский консультант Уэнди Эбт (Wendy Abt) подготовила для действующих и потенциальных инвесторов несколько полезных советов:

  • Стремитесь к рыночным доходам, не рассчитывая на снижение реальной стоимости инвестиций за счет бюджетного субсидирования части процентов. Инвестор сферы ПИ (или «социальный инвестор») вкладывает свой капитал в необходимые обществу программы/предприятия/продукты и услуги с большим риском (это надо понимать), и получает доход в том случае, если поддержанная инициатива демонстрирует согласованные социальные результаты. По сути, речь идет вливании «неконцессионного» капитала в те виды хозяйственной активности, которые могут заметно улучшить положение дел в обществе — сдержать глобальное потепление за счет использования солнечных батарей, снизить уровень бедности посредством строительства дорог и оживления экономики в сельских территориях, победить эпидемию благодаря своевременной разработке лекарственного препарата и т.д. Это значит, что инвесторы вкладывают свои активы в определенные «производственные факторы» и, соответственно, могут приближаться к рыночным доходам с помощью премий за факторные риски (factor premiums).
  • «Перезагрузите» измерение социальных результатов. Социальные инвесторы хотят верить в то, что их участие является определяющим фактором происходящих перемен. «Особая роль» в великом деле («additionality») – это именно то, что греет их душу. Однако измерить социальные эффекты бывает непросто, потому что результаты проектов существенно отличаются друг на друга, и стандартизированные параметры пока не разработаны. Чтобы избежать разочарований, инвесторам стоит изменить подход к изучению информации, и, в частности, обращать больше внимания на такие сведения, как (а) доходы всех стейкхолдеров поддержанных предприятий — не только акционеров, но и работников (борьба с неравенством); (б) экологическая, социальная и управленческая эффективность компании (ответственность и подотчетность); (в) внешние угрозы, влияющие на стоимость бизнеса (законы, политические решения и т.д.); (г) снижение рисков под воздействием положительных внешних факторов (преодоление фрагментации рынка и пр.); и (д) увеличение клиентской базы вследствие прямой продажи товаров целевым аудиториям – малоимущим семьям, жителям удаленных территорий и т.п.
  • Приглашайте глобальные и региональные корпорации на роль соинвесторов. У них имеются компетенции, процессы и технологии, необходимые для управления крупными инвестициями и для реализации сложных/инновационных проектов на развивающихся рынках с нестабильной динамикой. Это не означает, что небольшие предприятия неспособны воплотить в жизнь полезные идеи, но общими усилиями можно сделать намного больше. Например, кенийская система мобильных платежей M-Pesa, обеспечившая доступ к банковским услугам широким слоям сельского населения и ставшая безусловной «историей успеха ПИ», активно пользовалась ресурсами компаний Safaricom и Vodafone. Очевидно, что без «мощной мускулатуры» крупных игроков результаты были бы менее впечатляющими.

Чтобы справиться с Целями устойчивого развития в назначенный срок — до 2030 года — мировому сообществу ежегодно требуется от 5 до 7 трлн долларов. Это очень значительная сумма. При условии интенсивного развития сферы ПИ, ее игроки смогут ускорить формирование необходимого ресурсного пула, и внесут ощутимый вклад в общее важное дело.

 Источники: The Stanford Social Innovation Review.

Активная терминология активных представителей общества

Американский эксперт из Стэнфорда Люси Бернхольц (Lucy Bernholz) ежегодно публикует список «модных» выражений, которые высвечивают вопросы и темы, волнующие участников социальных преобразований больше всего. Десять лет назад, например, это были «инвестиции в развитие общества» (impact investing) и «корпорации с общественно значимыми целями» (B corporations). Читать далее Активная терминология активных представителей общества

Как выполнить ЦУР № 17: пример партнерства международной НКО и крупной корпорации

В списке Целей устойчивого развития (ЦУР), рассчитанных на период до 2030 года, под номером 17 значится «Партнерство в интересах устойчивого развития». Читать далее Как выполнить ЦУР № 17: пример партнерства международной НКО и крупной корпорации

Стратегический взгляд на партнерства в интересах местных сообществ

В канун конференции Национальной ассоциации добровольных и местных инициатив (NAVCA – The National Association for Voluntary and Community Action), прошедшей в декабре 2018 года в городе Шеффилде, 14 британских благотворительных организаций заявили о своей готовности переосмыслить подходы к работе с партнерами, местными сообществами и другими игроками социальной сферы. Декларация, подготовленная научно-исследовательским центром NPC, свидетельствует о намерении НКО «активно включиться в местную жизнь», чтобы «усилить подотчетность и повысить легитимность различных видов общественно значимой деятельности», и, как следствие, «добиться максимальных устойчивых изменений (social impact)». Читать далее Стратегический взгляд на партнерства в интересах местных сообществ

Факты и заблуждения про эффективность фандрайзинга

В декабре 2018 года прокуратура Нью-Йорка опубликовала отчет «Денежки для НКО» (Pennies for Charity), который, с одной стороны, сделал доброе дело — «пролил свет на теневые стороны фандрайзинга», но, одновременно с этим, подкрепил ошибочные иллюзии и мифы, искажающие представления доноров о работе НКО: Читать далее Факты и заблуждения про эффективность фандрайзинга

Накладные расходы НКО по госконтрактам слишком высоки: причины и следствия

Для некоммерческих провайдеров социальных услуг госконтракты являются сравнительно стабильным источником поступлений, однако затраты на администрирование этих желанных ресурсов значительно превышают «10% от общей стоимости программ», установленных госструктурами в качестве компенсации по «накладным» или «косвенным» расходам (overhead/indirect costs). Читать далее Накладные расходы НКО по госконтрактам слишком высоки: причины и следствия

Острый финансовый дефицит: диагноз малых НКО

Где найти деньги? В отчете о результатах онлайн опроса, проведенного благотворительной организацией Pilotlight, говорится о том, что в поисках ответа на этот животрепещущий вопрос 75% лидеров малых НКО Соединенного Королевства «плохо спят по ночам». Читать далее Острый финансовый дефицит: диагноз малых НКО