Архив метки: international

Размышления экспертов о филантропии в Азиатско-Тихоокеанском регионе

images (1)Всемирная инициатива по поддержке грантмейкеров WINGS  провела совещание, в ходе которого эксперты из разных стран обсудили особенности филантропии Азиатско-Тихоокеанского региона и поделились мнениями о перспективах ее развития. Читать далее Размышления экспертов о филантропии в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Филантропия в восточной Азии становится более стратегической

Исследование, проведённое международной компанией TheEconomistIntelligenceUnitпо заказу частного банка HSBCPrivateBank (Великобритания), показало, что сегодня в Азии насчитывается 3,3 млн. состоятельных людей, которые стремятся внести свой вклад в достижение максимального социального эффекта.   Читать далее Филантропия в восточной Азии становится более стратегической

Правительства и семейная филантропия

В странах азиатского региона степень государственного вмешательства в епархию частной филантропии чрезвычайно высока. Как именно эта ситуация отражается на практике частных доноров, и можно ли изменить сложившуюся практику взаимодействия, рассказывается в совместном обзоре бизнес школы INSEAD и инвестиционного банка UBS. Читать далее Правительства и семейная филантропия

Показатели мексиканской филантропии снижаются

На фоне продолжающейся борьбы с насилием и политической коррупцией в стране, где проживает самый богатый человек планеты (согласно оценке Forbs), мексиканское общество демонстрирует самый низкий уровень пожертвований во всем мире. Читать далее Показатели мексиканской филантропии снижаются

Взлет азиатской благотворительности

Вдохновленные примерами Билла Гейтса (BillGates) и Уоррена Баффета (WarrenBuffet), азиатские олигархи все чаще рассматривают филантропию как путь сокращения разрыва между полюсами благополучия. Читать далее Взлет азиатской благотворительности

О дне сегодняшнем польской филантропии

В августе 2010 года около 160 польских добровольцев прибыли в Россию для борьбы с разыгравшимися лесными пожарами. Поляки проявили солидарность и продемонстрировали готовность прийти на помощь. В Польше настал благоприятный момент для развития филантропии. Читать далее О дне сегодняшнем польской филантропии

Что ожидает благотворительный сектор Египта в будущем?

[Ник Скотт (NickScott), помощник редактора PhilanthropyNewsDigest. Это его первый блог-пост на PhilanTopic.]

Несмотря на то что надежды на полное воплощение идеи открытого и демократичного Египта остаются под вопросом, повод для оптимизма все-таки есть. Оценивая положительные изменения, можно предположить, что правовой климат для фондов и некоммерческих организаций (НКО) в ближайшие годы может стать более благоприятным. В течение последних десяти лет даже политические ограничения, введенные режимом Мубарака, не смогли помешать развитию филантропии в Египте. Это означает, что, возможно, настало время выяснить: что происходит в египетском благотворительном секторе, что препятствует его дальнейшему развитию, и во что это может вылиться в будущем.

Истории успеха…

В течение долгого времени Египет считался лидером арабского мира, а сейчас также становится лидером арабской филантропии. Именно здесь на базе Американского университета (Каир) был создан Центр филантропии и гражданского участия имени Джона Д. Герхарта (Gerhart Center for Philanthropy and Civic Engagement). Также Египет может гордиться долгой и эффективной работой фондов. Первопроходцем в данной сфере, в частности, является Фонд Сауирис (Sawiris Foundation), который был учрежден в 2000 году после Саммита тысячелетия ООН семьей Сауирис для решения уникальных задач развития страны. Несмотря на то, что такие нефтяные державы, как ОАЭ, способны предоставить более значительные средства, в течение последних лет египетская филантропия добилась существенного прогресса. Благотворительность не является для Египта новой концепцией. Страна, которая в полном смысле является центром исламского мира, имеет давние традиции благотворительности, основанной на религиозных убеждениях. Частные пожертвования в форме закят (zakat; разновидность религиозного социального взноса/подаяния), объем которых в Египте ежегодно составляет около $1 млрд. долларов (USD), становятся основным и наиболее значительным источником благотворительной помощи в стране. Благотворительные фонды являются менее устоявшейся традицией, хотя сектор стремительно развивается. В настоящее время в Египте зарегистрировано более четырехсот фондов, и число таких организаций продолжает расти. Однако, несмотря на то что данное направление является достаточно новым и многие египетские фонды переживают период поисков, бо́льшая открытость политической системы могла бы устранить ограничения, препятствующие полной реализации их потенциала.

Средний возраст в Египте — двадцать четыре года. Это не удивляет тех, кто наблюдал, как сотни тысяч молодых египтян стекались на площадь Тахрир, чтобы выразить протест диктаторской власти президента Мубарака. Поэтому значительное увеличение числа египетских молодежных объединений, которые занимаются оказанием социальных услуг, тоже является вполне закономерным фактом. Вполне возможно, что традиционная благотворительность осуществлялась людьми более зрелого возраста с достаточным управленческим опытом и не предполагала активного участия молодых лидеров. Однако сегодня египетская молодежь не желает оставаться в стороне. Участие в работе таких организаций, как Resala(которая предоставляет социальные услуги), становится популярным способом самореализации молодых людей Египта, которые стремятся делать добрые дела для своих сообществ и испытывают чувство социального единения. Resala может гордиться тем, что количество ее членов насчитывает более ста тысяч человек, а также программами, направленными на снижение уровня бедности, просвещение и оказание помощи/услуг для людей с особыми потребностями.

Барьеры…

Несмотря на положительные перспективы, министерство социальной солидарности, тем не менее, продолжает жестко регулировать и контролировать  филантропию и некоммерческий сектор Египта. НКО работают в жестких правовых условиях, которые ограничивают сбор членских взносов, а также возможности получения доходов и привлечения средств населения.  Министерство также имеет право осуществлять контроль и надзор за финансами некоммерческих организаций, и обязано утверждать любые средства, поступающие в египетские НКО из иностранных источников.  В результате, чтобы обойти ограничения и избежать чрезмерного и порой слишком жесткого контроля, действующие на территории Египта фонды иногда вынуждены открывать основные офисы за пределами страны.

В действительности, фонды зачастую отказываются от амбициозных планов в таких сферах, как реформа образования или здравоохранения, по той причине, что чиновники могут создавать препятствия для реализации таких инициатив. Еще одна проблема заключается в том, что зарубежные агентства международного развития иногда вытесняют египетские организации и не дают простора для развития местных НКО.

Например, в ходе интервью со специалистами египетского НКО-сектора по вопросам перспектив развития местной благотворительности (2009 г.) Молли Шульц Хафид (MollySchultzHafid) услышала приблизительно такие мнения: «Я не вижу перспектив для филантропии [которая осуществляется под эгидой сообщества] из-за равнодушия. Для этого нужно воспитывать гражданственность». Несмотря на такие настроения, не все чувствуют себя настолько удрученно. Успех таких организаций, как Фонд местного сообщества Маади (Maadi Community Foundation), свидетельствует о заинтересованности в местной филантропии даже при наличии ограничений со стороны государства. Египет, где граждане во многом полагаются на правительство, вполне может стать Египтом, где стремительно развиваются фонды местных сообществ, потому что молодежь начинает верить в гражданское общество и возможность изменений.

В заключение…

Филантропический сектор Египта пока не достиг зрелости. Поэтому существует простор для совершенствования практики, усиления прозрачности и повышения эффективности. В отчете о результатах исследования «Новые тенденции в сфере филантропии социальной справедливости в Египте» (EmergingTrendsinSocialJusticePhilanthropyinEgypt; 2009) Шульц Хафид (Schultz-Hafid) предлагает пять полезных рекомендаций.  Однако, воспользоваться этими рекомендациями в полной мере и ускорить развитие данной сферы можно будет только после продолжительной работы по снижению государственного контроля и устранения правовых ограничений. Еще одним надежным источником справочной информации может послужить документ «От благотворительности к изменениям: Тенденции в сфере арабской филантропии» (From Charity to Change: Trendsin Arab Philanthropy), подготовленный Барбарой Ибрахим (BarbaraIbrahim), директором-учредителем Центра им. Джона Д. Герхарта (GerhartCenter).

Если сегодня многое пока зависит от политики, то нам остается отметить и приветствовать тот факт, что египетская филантропия становится более организованной и стратегической – и эти тенденции, вероятнее всего, в дальнейшем будут только усиливаться.

Ник Скотт (Nick Scott)

В КИТАЕ ОТКРЫЛСЯ ИНКУБАТОР ФИЛАНТРОПИИ (Ci Yuan)

Под эгидой американского альянса «Бизнес за социальную ответственность» (Business for Social Responsibility) объединились китайские компании, НКО, фонды, представители государственных кругов и ряд международных организаций.  Своевременное и важное событие для Китая. Читать далее В КИТАЕ ОТКРЫЛСЯ ИНКУБАТОР ФИЛАНТРОПИИ (Ci Yuan)

ЭВОЛЮЦИЯ ФИЛАНТРОПИИ В КИТАЕ: ПОСЛЕДНИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

Фото: http://blog.socialventuregroup.com/
Фото: http://blog.socialventuregroup.com/

В Китае нет налоговых льгот для благотворительных пожертвований,  и действуют довольно жесткие правила регистрации НКО.  Возможно, китайских миллионеров будут принуждать делать пожертвования.  Тем не менее, сегодняшняя ситуация все-таки отличается от периода командной экономики, когда не было ни частной, ни корпоративной филантропии. Читать далее ЭВОЛЮЦИЯ ФИЛАНТРОПИИ В КИТАЕ: ПОСЛЕДНИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

Особенности корейской благотворительности

Корейские магнаты, возглавляющие финансово-промышленные группы в Корее, не настроены заниматься благотворительностью, несмотря на все свои несметные богатства. Существует мнение, что состоятельные корейцы жертвуют в некоммерческие организации анонимно или создают благотворительные именные фонды. Их компании жертвуют активно, но никогда не делают этого напрямую. Такие компании как Samsung, Hyundai-KiaAutomotive, и группы LG, SK и Lotte участвуют в жизни сообщества, реализуя официальные корпоративные программы. Однако корейские эксперты отмечают, что одновременно следует развивать и частную благотворительность.

Профессор Ким Сан-хо, преподающий в университете Хансун Сеула, критически настроен в отношении смешения понятий частной и корпоративной собственности, принятой среди корейских олигархов. Было бы предпочтительнее, согласно его позиции, чтобы пожертвования совершались от имени физических лиц, а не целых компаний. Бывает, что благотворительные фонды создаются на деньги компаний, а в то время как выражают интересы частного лица. Корейские олигархи могут воспользоваться благотворительным статусом фонда, дающим законное право не уплачивать часть налогов, однако фонд при этом занимается банальной перекачкой средств от отца к сыну.  Подобное подозрение, по мнению профессора Кима, падает на некий шахматный фонд. Или же, он приводит другой пример, олигархи создают медийный фонд, который, в первую очередь, строит хорошие отношения с журналистами. Оба этих фонда работают не на благо общества, а в пользу некоторых магнатов.

В ответ на критические замечания, раздающиеся в адрес олигархов, представители финансово-промышленной группы приводят известную цитату Милтона Фридмана, которая гласит о том, что социальная ответственность бизнеса это создание прибыли. Однако в Корее есть и иные примеры, когда олигархи передают значительную часть своих активов фондам или создают фонды, ведущие добросовестную деятельность в сфере, например, образования.

Источник:  Koreatimes