Европейская филантропия: день сегодняшний

В Европе существуют четыре модели филантропии, которые значительно отличаются друг от друга: (1) англосаксонская, которая строится на том, что организации гражданского общества (ОГО) должны «уравновешивать» интенции официальной власти, (2) рейнская (западно-европейская), которая, напротив, приветствует «социальный корпоративизм» (social corporatism), означающий, что государство может выступать в роли заказчика важных для общества услуг, (3) латинская (средиземноморская), в которой благотворительность находится в ведении церкви, а оказание услуг – в зоне полномочий государства, и (4) скандинавская, основанная на высоком уровне благосостояния страны и сильной традиции добровольчества. В условиях недостатка точных официальных данных и разнообразия, проистекающего из культурных особенностей наций, оценивать состояние филантропии такого обширного региона очень сложно. Тем не менее, ученым удалось рассмотреть европейскую филантропию по нескольким общим параметрам:

  • Индивидуальная филантропия. Согласно данным Фонда Франции (Fondation de France), в 2014 году граждане 10 стран пожертвовали на добрые дела 24 млрд евро. Основная часть этой суммы сложилась из показателей Великобритании (11,5 млрд) и Германии (4 млрд), а на последнем месте оказалась Испания (574 млн). Что касается предпочтений, то германцы, бельгийцы и швейцарцы чаще всего поддерживали международные и гуманитарные инициативы, французы и испанцы – программы для нуждающихся, а голландцы и британцы – здравоохранение.
  • Фонды. Согласно данным Европейской сети доноров и фондов (DAFNE – The Donors and Foundations Networks in Europe), на территории Евросоюза в 2015 году действовало примерно 148000 фондов. Общая стоимость их активов составляла 433 млрд евро, а объем расходов — 60 млрд. Больше всего фондов оказалось в Германии (свыше 20 000), а в других странах – в среднем по 10 000 «фондов социального обеспечения» (public benefit foundations), имеющих в разных юрисдикциях разное толкование. Фонды не являются для Европы чем-то новым, но эта форма организованной филантропии стала стремительно развиваться в последние 20-30 лет.
  • Корпоративная благотворительность. Многие европейские компании настроены на созидательный лад. Их корпоративные фонды (КФ) поддерживают разные инициативы, но, тем не менее, стремятся держаться в сфере интересов бизнеса. Благодаря такому подходу интеллектуальные ресурсы компаний активно используются в работе фондов. Кроме того, по мере эволюции «корпоративной социальной ответственности» (КСО) деятельность КФ вышла за рамки традиционного распределения грантов. Теперь оказание помощи благополучателям осуществляется в виде безвозмездных услуг, экспертных знаний или технической поддержки.

Следует отметить, что рецессия и миграционный кризис отрицательно сказались на благотворительности испанцев, итальянцев и греков, но зато фонды южных стран ЕС взялись за дело с удвоенной силой. И сейчас Европа активно осваивает возможности «венчурной филантропии» (venture philanthropy), стимулирующей инновационную деятельность; «инвестиций в преобразование общества» (impact investing), позволяющих получать как социальные, так и финансовые результаты; и «транснациональной благотворительности» (cross-border giving), необходимой для решения задач, имеющих значение для всех членов Евросоюза.

Источник: Alliance magazine

Добавить комментарий