Дискуссия об истинных целях социальных облигаций

1В американском экспертном сообществе развернулась дискуссия о целях социальных облигаций (SIB – social impact bonds) и основных мотивах главных действующих лиц. В роли критика выступила президент Фонда Ф.Б. Хирона (The FB Heron Foundation; США) Клара Миллер (Clara Miller), утверждающая, что SIBs появляются тогда, когда власть хочет сэкономить бюджетные средства на решении социальных проблем. А контраргументы в защиту нового финансового механизма выдвинули практикующие специалисты агентства Social Finance.

В своей статье «Могут ли социальные облигации существенно влиять на общество?» (Can Social-Impact Bonds Really Have Big Impact?) г-жа  Миллер обсуждает причины, по которым Фонд Ф.Б. Хирона отказался от освоения практики SIB. Она считает, что стремление государственных структур решить бюджетные проблемы превосходит желание оказать реальную помощь нуждающимся. При этом никого не останавливает тот факт, что транзакционные расходы в рамках сложной схемы «оплаты за успех» (PFS — pay-for-success) слишком высоки. Кроме того, в сделке участвуют, как минимум, пять субъектов — заказчик, посредник, инвестор, исполнитель и оценщик.  А что будет, если один из них выйдет из игры? – Об этом никто не задумывается.

Исполнительный директор Social Finance Трейси Паланджиан (Tracy Palandjian) с такими категоричными выводами не согласна. Ее команда активно пропагандирует социальные облигации, отчетливо понимая, что модель PFS не является панацеей от всех бед и в силу своей новизны не может быть безукоризненной. Тем не менее, среди инициаторов семи действующих американских программ и более 30 британских проектов вряд ли найдутся те, кто поставил бы экономию ресурсов выше социальных результатов. Потому что экономия является всего лишь следствием прогресса в решении актуальных проблем, и зачастую используется в качестве доказательства успеха. И только так. Ключевой «мотиватор», собирающий за одним столом представителей трех секторов – это желание найти эффективные модели оказания услуг, благодаря которым уязвимые граждане получают «путевку в жизнь» и раскрывают индивидуальный потенциал. Ради достижения целей, которые ставят перед собой программы социальных облигаций (это, как правило, ранее развитие детей, предотвращение рецидивной преступности, трудоустройство и социализация бездомных людей и т.д.), можно преодолеть даже более значительные трудности, а не только те, которые связаны с необходимостью координировать действия многих игроков. Некоммерческие организации нередко говорят о том, что благодаря SIB они могут на время забыть о фандрайзинге и направить все силы и ресурсы на выполнение миссии. Потому что все финансовые риски ложатся на инвесторов: если инициатива не приводит к достижению согласованных результатов, то вложенный капитал не возвращается. Также, вполне уместно вспомнить о том, что общепринятый подход к принятию решений о финансировании социальных программ не предусматривает активного использования достоверных данных и результатов исследований. А с появлением социальных облигаций, требующих обязательного подтверждения результатов, использование «доказательной информации» для корректировки стратегий и политик постепенно становится нормой жизни и создает благоприятные перспективы для инновационных подходов к преобразованию общества. Иными словами, можно долго выяснять, кому выгоднее механизм PFS – инвестору, НКО или государству, но вывод все равно будет один: самый большой выигрыш достанется обществу.

Источники: The Chronicle of Philanthropy

Добавить комментарий